Пожалуйста, укажите причину жалобы на комментарий пользователя и ваши контактные данные, по которым мы могли бы связаться с Вами для уточнения информации или уведомления о предпринятых действиях со стороны администрации сайта!
Отмена Отправить
X

E-mail:

Пароль:

| Забыли пароль?


Объять японскую школьницу

Объять японскую школьницу

Когда Николаю Караеву предложили соорудить мегатекст о японской школьнице как социокультурном феномене - ЯШ в реальной жизни, аниме, кино, порно, играх, ЯШ как проводник молодежных субкультур и трендов, сексуальный фетиш и источник вдохновения, - тот обрадовался. В самом деле, когда еще выпадет случай написать о столь милом сердцу анимешника создании, как японошкольница? Но радость была недолгой.

Каюсь: не оправдал доверие редакции и не объял японскую школьницу как она есть. Ибо японская школьница — необъятна. Признаю поражение как автор и вообще.

Хотя казалось бы! Ведь что может быть проще японской школьницы с ее матросской блузкой и плиссированной юбкой, с ее черными или крашенными в бело-рыже-малиновый волосами, с ее застенчивостью, стыдливостью, скромностью, приверженностью традиционным японским ценностям и остро заточенной катаной в ножнах, замаскированных под тубус с рисунками на школьный конкурс каллиграфии «Моя Фудзияма»? Нет, ну правда?

Эх, школьница! японская школьница, кто тебя выдумал? знать, у хитроумного народа ты могла только родиться, в той земле, что не любит шутить, а горами-брегами разметнулась на 6852 острова, да и ступай считать сакуры, пока не зарябит тебе в очи...

Не мышонок, не лягушка

Если японцы похожи на инопланетян, их школьницы — это «чужие» в космической степени. Даже в системе тех самых традиционных японских ценностей места для школьницы, в отличие от школьника, считайте, что и нет. Девочка-подросток в районе 12-17 лет, проще говоря, сёдзё — загадочный феномен для самих японцев. Как было написано в рекламе японской книжки, посвященной этому феномену: «Ни взрослая, ни ребенок, ни женщина, ни мужчина...» Неведома зверушка!

И социологический феномен в придачу. «Энциклопедия современной японской культуры» под редакцией Сандры Бакли отмечает, что в связи с сёдзё в научной литературе чаще всего мелькают слова «лабиринт», «парящая в облаках», «мечтательница» и, что логично, «нарциссизм». Порукой тому, например, японское исследование «Теория сёдзё» аж о четырнадцати авторах. Школьницы воспринимаются как существа, плюющие на социальную ответственность с высокой колокольни. Бескрайнее самолюбование, абсолютная свобода от общества, ни-к-чему-не-привязанность, она же отвязанность — вот их главные черты. Традиционные японцы удивляются: как же это... в наших буквально семьях... откуда ж оно взялось-то, а?..

Между тем, в истории всё логично: потому и нет в Японии места школьницам, что они как класс появились совсем недавно. До 1920-х девочки в школы не ходили — либо оставались дома до замужества, либо отправлялись работать (кому как повезет). Сёдзё появились, когда массово стали открываться женские школы — в ту пору образование на островах было только раздельное. Японцы быстро смекнули, что у девушек — свои причуды, а значит, тут не без коммерческого потенциала. Закономерно стали развиваться сёдзё-литература, сёдзё-комиксы, сёдзё-журналы, сёдзё-кинематограф и сёдзё-аниме.

Как обычно, змей коммерциализации укусил себя за хвост: чем больше школьниц обособляли как целевую группу, тем сильнее они хотели походить на типичных сёдзё, чем глубже укоренялся стереотип, тем вирулентней делались бациллы сёдзёизма. Всё бы ничего, если бы стереотип этот со временем не менялся. Попервоначалу сёдзё были как на подбор красивы, невинны и ангелоподобны. Школьнице полагалось стать переходным звеном между наивным бесполым ребенком и взрослой женщиной. Но это попервоначалу.

Время шло, и выяснилось вдруг, что женское образование японцы внедрили, а про социальную нишу для «обра-зованок» — как-то забыли. Мальчики-то, как прежде, готовились за школьной скамьей к роли столпов и двигателей японского общества, пусть в качестве уже не ремесленников и самураев, а сарариманов и бизнесменов. А девочек ждали в основном всё те же замужество и материнство; как к ним готовиться-то?

Никто не знал, что делать с бедной японской школьницей — кроме, понятно, самой школьницы. Она пошла своим путем и из небесного создания быстро превратилась (на уровне стереотипа) в существо пассивное, инфантильное и дико поверхностное. Социальной ответственности — минимум. Эгоистичности и бесцельности — максимум. «После нас хоть потоп». Чуть позже, к концу ХХ века, эти черты перенял от сёдзё и ее эквивалент мужеска полу — сёнэн (кстати, в середине 1990-х «сёдзё» именовали всех инфантильных подростков независимо от пола).

Ничего нового тут нет — что на Востоке сёдзё, то на Западе бритниспирс. Однако японцы считают, что масштабы поразившего их бедствия огромны. Страна-то остается замкнутой, и о мире за пределами архипелага японские школьницы знают шокирующе немного. Представьте, как удивился заезжий чернокожий учитель английского, когда две незнакомые тинейджерки подбежали к нему и стали гладить по руке: не сойдет ли краска? Что ни говорите, а (хотелось бы верить) «у нас такое невозможно».

Круговая порука мажет, как копоть

Из чего же сделаны японские сёдзё? В смысле, чему школьниц учат в их школах? Если говорить о предметах — ничему особенному, выделить стоит разве что японский язык, точнее, письменность: иероглифы вколачивают в сознание японцев так хорошо, что те становятся поголовно грамотными, пусть большинство и теряет способность к постижению иностранных языков. В число обязательных школьных предметов входят история, география, граждановедение, математика, домоводство, пение, физкультура, физика-химия. Этим никого не удивишь. Плюс кружки и секции.

Что вы сказали? Секциями тоже никого не удивишь? Не были вы японской школьницей! Я, правда, тоже не был, но описаниями школьного быта — проникся сполна. Собственно, главный и единственный предмет, которому учат девочек в Японии — это коллективизм. Социалистический, советский такой коллективизм. Даже хуже советского. В СССР ты мог ходить в кружок Дома пионеров, а мог не ходить. В Японии вторая опция не прокатывает.

Итак: каждая ученица должна (!) вступить в какой-нибудь кружок. Тем, кто не может подобрать себе кружок по интересам, рекомендуется образовать кружок тех, кто не состоит ни в одном кружке (и это не Кафка придумал, это натуральная японская действительность). А если ты вдруг захотела кружок поменять, тебя будут гнобить всем коллективом. Нельзя кудасай! Прикиньте теперь, как смотрели сверстники на Харухи Судзумию, которая меняла кружки как перчатки.

Обучение коллективизму начинается в японских школах с первого дня. Каждый класс делится на несколько групп, называемых хан, по 4-6 человек в группе (советский «хан» назывался звеном — видимо, той самой цепи, о которой пел «Наутилус Помпилиус»). Все члены группы присматривают друг за другом. Если кто-то в твоем хане провинился, тень падает и на тебя — ты не помог товарищу, проморгал его, недоглядел. Коллективные наказания распространены не менее, а то и более индивидуальных.

Такова реальность японской школьницы. Реальнее не бывает. Верно, ханы редко показывают в аниме, может быть, потому, что в последние годы разум стал побеждать, но конфликт «коллектив против одиночки» — это общее место. В аниме Umi-ga kikoeru девочки останавливают «зарвавшуюся» Рикако. «Это всё, что вы хотели сказать? Простите, я спешу...» — говорит она. «Что ты сказала? Спешишь?.. Ты почему не идешь в ногу с коллективом?» — «Что значит — не иду в ногу?.. Вы словно речь с трибуны толкаете. Смешно же!» — «Ты только о себе думаешь! Ты же в обществе живешь, так нельзя!» — «Что это за общество такое, в котором нельзя думать о себе? Кто обо мне еще подумает — общество?..» Тщетно: курасу-но ва, «гармония класса», для этих школьниц превыше всего человеческого.

Таким друзьям на свете не страшно ничего -
Один за всех в ответе и все за одного,
И если кто в дороге споткнется, упадет,
Он встанет, отряхнется и по-прежнему споет...

Песня «Веселое звено», слова Сергея Михалкова. Заметим, что далеко не всегда коллективизм подается как нечто негативное. Скажем, в сериале Bamboo Blade из-за проступка одного кэндоиста стыдно всем членам секции кэндо сразу. Но ведь может доходить (и доходит) до сущего абсурда — как в культовом фильме Сиона Соно «Клуб самоубийц», где стоит начать шутить про «самоубийственный кружок» — и через пять минут с крыши за компанию сиганут все, кроме двух-трех человек, которые, однако, тут же, по собственной воле последуют за товарищами. Вперед, веселое звено. Курасу-но ва превыше всего!

Не смей с коллективом шутить!

На седьмом году обучения, когда девочкам исполняется 12-13 лет и они поступают в первый класс средней школы, их обязывают облачиться в школьную форму. Против того, что думают сёдзёманы, цель формы — вовсе не в оголении коленей и подчеркивании прелестей школьницы. Униформа предполагает полное равенство учениц во всех отношениях, вплоть до (подразумевается) одинаковых умственных способностей.

Японская школа стандартизирует всё, что только можно. Детали зависят от конкретного училища, но, если верить литературе, школьникам по сей день выдают «тетрадь учащегося» (сэй-то тэте), в которой ясным японским языком сказано, как учащийся или учащаяся должны выглядеть, как нужно стричь волосы, какой длины должна быть юбка. Фотография образцовой ученицы прилагается. Особо разнообразить нельзя ни прически, ни чулки, ни — подчеркивается — украшения.

А ведь именно в этот период тотальное равенство девочкам противопоказано — они начинают ощущать себя женщинами, впервые влюбляются, хотят понравиться, да и просто выделиться из серой массы. Так возникает идзимэ — издевательство над отщепенцем или отщепенкой, принимающее в Японии причудливые формы. Здесь одиночек подвергают изощренному остракизму, и каваримоно («эксцентричные особы») страдают не столько физически, сколько морально. Возможно, они предпочли бы, чтобы их били, но оставляли внутри сплоченного коллектива. Однако система безжалостна и отторгает всех, кто необычно одевается, слишком хорошо или плохо учится, задает много вопросов или не хочет присоединяться к школьным кружкам. (Интересно, догадаются ли японцы снять фильм ужасов про спортивную секцию, которая будет пострашней любой секты сатанистов, любого Твин-Пикса и Сайлент-Хилла?)

От коллектива не бывает тайн (реплика из аниме «Старшеклассницы»: «У тебя что, засосы? Расскажи, откуда!»). Младшая школьница, кохай, всегда подчиняется старшей, сэмпаю. Чувства надо оставлять за порогом школы. Так и мечутся несчастные школьницы между внутренним-ути и внешним-сото, чувствами-ниндзё и долгом-гири, ощущением-хоннэ и приличиями-татэмаэ. Велика японская культура, но сводится всё к подавлению личности: shut up and dance!

Девочкам же хочется совсем другого. И они, да, начинают вести себя странно. Те же «Старшеклассницы» начинаются с героини, орущей что-то с балкона в небеса. В это время младший братик говорит маме: «Эрико что-то кричит». «Не обращай внимания, — ответствует мама, — Эрико у нас любит покричать». Девочки-подростки — они не такие, как все. Слегка сумасшедшие. А то и не слегка.

Закономерный ответ школьниц на давление коллектива — лицемерие в той или иной форме. В «Старшеклассницах» предоставленные сами себе ученицы Фудзийской женской гимназии раскрепощаются и оттягиваются по полной — превращают школу в свинарник, редко моются и оставляют на столе бумажки с состриженными, извините, лобковыми волосами. Хотя вроде нормальные девицы — но надо же хоть как-то взбунтоваться!

Красавица и отличница Юкино Миядзава из KareKano в школе притворяется, что жизнь ее легка, а дома расслабляется по-настоящему: надевает очки вместо линз и ходит в спортивном костюме. Канаэ Сумида из «5 сантиметров в секунду», напротив, являет собой пример неудачной мечтательницы. В том и другом случае общество давит на девушек по страшной силе. А возраст, напомним, располагает к комплексам и неврозам. Ну и всякого другого хочется...

В аниме немало героинь-школьниц. Вот лишь некоторые:

Трудно быть гангуро

На Западе, в том числе благодаря школьным анимешным драмам, бытует представление, будто японская школьница в целом прилежна и трудолюбива, пусть где-то там в ее омуте и водятся черти. Ясно, что в реале школьницы бывают очень разные. Уже упоминавшийся учитель-негр Кей Овусу пишет в блоге по итогам своего пребывания в Японии: «Я много раз просил учеников перестать болтать, читать журналы во время урока и спать». Правда, преподавал он в аналоге нашего профтеха. В обычной старшей школе, надо думать, приличия соблюдаются чуть более явно, но бунт против системы может случиться и там.

По сути, весь феномен сёдзё сводится именно к бунту. Девочки не желают быть «как все». Японские матери, пишет социолог Мерри Айзекс Уайт, жалуются, что их дочери с 12 лет перестают хорошо учиться и начинают странно одеваться: слишком короткие юбки, какие-то непонятные украшения... «Они кривляются перед зеркалом, изображая бурикко, фальшивую невинность, или оттопыривая нижнюю губу на манер агрессивных гангуро...»

Гангуро — одна из многочисленных девчачьих (гяру, от англ. gal) субкультур, пик популярности которой пришелся на конец 1990-х и начало 2000-х.

Девы-гангуро бродят по улицам Японии и сегодня. Узнать их легко: осветленные волосы, темный загар, белый крем вместо губной помады, туфли на платформе, коротенькая юбка, множество браслетов, бус и колец. Лучше всего о гангуро сказал Вадим Смоленский в «Прекрасной маркизе»:

«Очень непросто быть девушкой гангуро. Это полное самоотречение, это вызов человеческой природе, это каждодневный изнурительный подвиг. Это простуды и обморожения, это вывихи голеностопного сустава, это кварцевые ожоги и раковые опухоли, это девяносто один венерический микроб, обнаруженный в среде девушек гангуро скрупулезными исследователями от японской медицины. И на фоне этого ужаса девушки гангуро остаются живее всех живых — никогда не перестанут они распевать караоке, жевать гамбургеры и красить губы. Они встанут перед измученным клерком и скажут: эй, парень, кончай себя гробить! И парень задумается. И прочитает надпись на розовой маечке. И, может быть, даже поймет».

Или не поймет. Гангуро всё-таки. Сумасшедшая девица!

И кое-что еще, и кое-что другое

«На селе до войны про это все всё знали к семи годам. А сейчас в городе никто о сексе слова не скажет, дети узнают что-то друг от друга — и не имеют никакого понятия о том, что, как и для чего». Безымянная японская бабушка.

Если уж мы заговорили о сексе, скажем прямо: японских школьниц остается только пожалеть. С одной стороны, слово «девственница» в старшей школе — уже ругательство (см. «Старшеклассниц»), с другой — целая индустрия создана на влечении к запретному плоду в виде, да-да, всё той же японской школьницы. Включая панцу (опять см. «Старшеклассниц»). Есть еще бурусэра — продажа не слишком чистого белья школьниц не слишком чистым помыслами взрослым. Для полных извращенцев есть компьютерные игрушки, в которых «герою» предлагается не просто полапать школьницу, но и изнасиловать ее. Звучит дико и гадко, но в Японии, увы, есть и такое.

Кстати, в том числе и из-за панцу-хантинга, но главным образом из-за холодного климата школы Саппоро стали постепенно заменять школьные юбки на брюки. Опять же, эстетический момент: на севере девочки носят юбки вместе с брюками и выглядят как древнеяпонские скульптуры нанива (страшное зрелище!).

Впрочем, панцу-хантинг — это еще цветочки, невинная, навроде дергания за косу, забава в сравнении с явлением, получившим эвфемистичное название эндзё-косай — «оплаченное свидание». О нем упомянул даже гигант анимешной мысли Мамору Осии, беседуя с Тосио Судзуки в радиопередаче Ghibli Asemamire: «Чем старше становишься, тем больше цепляешься за свой пол... Нет такого вида искусства, в котором мы, люди в возрасте, могли бы выразить свои чувства. Поэтому многие идут и покупают любовь школьниц. Если говорить прямо — тебе становятся интересны женщины...»

Речь идет о своеобразной проституции: девушки из старшей школы ходят на свидания со взрослыми мужчинами за деньги. Своеобразной, потому что секс является пунктом такого свидания часто, но не всегда. С середины 1990-х, когда эндзё-косай стал бурно, с исповедями малолеток, обсуждаться на страницах газет, японская полиция заняла удивительную позицию: виноваты не столько совратители, сколько сами школьницы, вступающие в опасные связи ради модной одежды, брендовых аксессуаров и прочих буржуазных излишеств.

«Праведный гнев» полиции понятен: слишком часто с косайщицами застают крупных бизнесменов и политиков, которые не могут быть порочны по определению. Но и слова про мотивацию косайщиц — чистая правда: как правило, это девушки из среднего класса, получающие деньги на карманные расходы и желающие большего. Такое вот, понимаете, потреблядство. С каждым годом малолетних дур, отдающихся лысым мужикам в обмен на доступ к материальному каваю, становится всё больше. Институт проблем молодежи винит журналистов: если бы не пресса, активно писавшая про косайщиц в 1990-е, многие школьницы ни про что такое и не узнали бы, и эндзё-косай не шагал бы по архипелагу семимильными шагами.

Клиентов находят через интернет. Плотскому косаю предаются обычно в специальных лав-отелях. Девушку могут накормить ужином, а могут и не накормить; такса разнится, составляя в среднем 40000 иен — около 13500 руб. — за раз (говорят, кстати, что девочкам в школьной форме платят больше). Плюс подарки. Дуры любят подарки, а заработанные деньги они спускают, например, на сумочки Gucci и горнолыжные туры. Как и любая проституция, эндзё-косай увлекает. Дуре кажется, что она может остановиться в любой момент, но «стоп» она говорит лишь через несколько лет, когда от чувства гадливости отмыться уже не просто.

В конечном счете дело ведь не в гуччи или вюиттонах. Как признается анонимная косайщица из Киото журналу Time, «я ходила в школу, но там было скучно, и у меня не было денег... В детстве я хотела стать домохозяйкой. Сейчас я не знаю, чем займусь в будущем». Главная болезнь дур — синдром бесцельности.

А может, всё-таки лягушка?

В тему эндзё-косая «вложился» даже Хидэаки Анно, снявший после «Евангелиона» и KareKano художественный фильм Love & Pop по роману Рю Мураками. 16-летняя Хироми становится косайщицей, чтобы заработать денег на красивое колечко: ее ужинают в ресторане, поют в караоке, водят по видеопрокату и наконец склоняют к косаю во плоти. В полный рост встает проблема эндзё-косая и в игровой телеверсии «Крутого учителя Онидзуки».

Но, пожалуй, хватит о дурах: статистика говорит, что таких среди японских старшеклассниц — 10%, причем девять дур из десяти ощущают себя крайне дискомфортно и прекращают игры в эндзё-косай при первой возможности. Большинство японских девиц торговать собой не стремятся — не хотят.

Если же, ухватившись за Анно, продолжить тему «Японошкольница в искусстве», самое время вспомнить еще одну реплику из вездесущих «Старшеклассниц»: «Не стоит недооценивать убийственную силу среднестатистической школьницы!»

Точно. Никто и не недооценивает. Аниме, фильмы и сериалы буквально кишат убийственными школьницами. То Гого Юбари в «Убить Билла» помашет ручкой Черной Мамбе: «Ха-ай!..» — не хочешь отведать шипованного металлического шара на цепи? То Ами Хюга в The Machine Girl начнет косить вражин из пулемета, который у ней заместо левой руки. То целый школьный класс, послав подальше курасу-но ва, покромсает друг дружку в «Королевской битве». То в Stacy школьницы начнут превращаться в живых мертвецов —

И если кто в дороге споткнется, упадет,
Он встанет, отряхнется и по-прежнему споет...

Короче говоря, в кинематографе японская школьница зажила своей, особенной жизнью. И нет этой школьнице конца.

В отличие от заоконной реальности. Она не столь захватывающа: взрослея, девочка перестает быть сёдзё и превращается (сюрприз!) в японскую женщину. После школы девушки поступают кто в женские колледжи типа танкидай, кто в университеты. Они находят работу, выходят замуж, в общем — как заведено. И никаких тебе зомби и пулеметов.

Я слышу гневные крики: что это было, автор? В переходном возрасте все девочки так или иначе бунтуют — что тут такого? Чем мы отличаемся от Японии-то? И коллективизма у нас хватает, и свои разукрашенные гангу-ро по клубам шатаются, даже эндзё-косай — и тот есть. Так почему у них там создан культ школьницы, а у нас тут никаких культов нет?

А всё оттого, что японцы — народ хитроумный. Помните: те, кто не могут выбрать кружок, должны вступить в кружок тех, кто в кружки не ходит? С сёдзё действует та же самая модель. Японская школьница знает, что в определенном возрасте должна взбунтоваться, а если она не в курсе — общество через фильмы и книги подскажет ей, что делать. Бунтуй, пока бунтуется, но помни — придет время, и ты, как та лягушка, прыгнешь в старый пруд японской жизни, и превратишься в одну из нас, и мы услышим только всплеск в тишине.

И скажем: японская школьница, прощай!

Автор:

Раскажи всем:

Комментарии (0)

Оставить комментарий


В рубрике "Статьи":

Харакири и Самурай

Харакири и Самурай«Хара» — в буквальном смысле слова — живот, чрево (точнее, та его часть, что располагается па пять сантиметров ниже вправо и влево от пупка). В переносном же значении это слово обозначает душу, ум, характер, намерения, глубинные мысли — все то, что на Западе с...

Саске Учиха и след Итачи

Саске Учиха и след Итачи alive-portal.ru: Саске Утиха – один из главных героев аниме Наруто. Внешность Саске имеет следующие особенности. Глаза у него узкие, черные. Волосы тоже черные, но с синеватым оттенком, сзади растрепанные, а спереди разделены на две пряди. Имеет довольно стройное тело, средний рост, хорошее телосложе...

Tantei Gakuen Q

Tantei Gakuen QМы давно привыкли, что в центре событий бывают школы или клубы по интересам. «Школа детективов Кью» совместила в себе и то, и другое. С одной стороны, пятеро абсолютно разных ребят нашли себе толковое занятие, а с другой, они действительно обучаются детективному ремеслу, относясь к делу ...

Верность и Мудрость Японии

Верность и Мудрость Японии Верность Негромко хлопнув, затворилась дверь,  А в след смотрели карие глаза.  Ну что ж ,собака, сделаешь теперь?  А с шерсти на пол сорвалась слеза.  Лежал на полке, слушал стук колес,  А поезд уносил куда-то вдаль,  Вздыхал один в ква...

Как учат в школе

Как учат в школеАниме и дорамы со школьной тематикой встречаются довольно часто, и Вы наверняка уже более-менее разобрались в японской системе образования. Для тех, кто упустил те или иные моменты или вообще только начинает осваивать, как учатся дети Японии, эта статья станет своего рода шпаргалкой. Итак, первый во...

Японские театры part 3: Такаразука – women only

Японские театры part 3: Такаразука – women onlyЗатрагивая тему японских театров, нельзя не обратить внимание на Такаразуку – театр, по своей сути противоположный Кабуки: здесь все роли исполняют женщины. В следующем году он отметит столетний юбилей: в 1914 году Такаразука увидел свет, представив зрителям небольшое музыкальное представление...

Японские театры part 2: театр Кабуки – ближе к народу

Японские театры part 2: театр Кабуки – ближе к народуА мы продолжаем знакомиться с театрами Японии, и сегодня у нас на повестке дня театр Кабуки. Если Но зарождался как развлечение для высших слоев общества, то Кабуки более приближен к народу. А ведь вначале простым людям развивать искусство было просто негде. Кабуки начинался в эпоху Токугава с ритуа...

Японские театры part 1: театр Но – выбор элиты

Японские театры part 1: театр Но – выбор элитыЗнакомясь с японской культурой, нельзя обойти вниманием театр. Это искусство зародилось полтора тысячелетия назад, когда буддизм, пришедший в Японию с материка, принес с собой танцы и музыку. По маскам и костюмам, по сценографии и актерскому мастерству, по танцам и гриму Вы всегда узнаете японский т...
Δ Наверх